Сергей Булавин, СЕО AgroGeneration: Агробизнес – с одной стороны «агро», но с другой – «бизнес».

Сергей Булавин, СЕО AgroGeneration: Агробизнес – с одной стороны «агро», но с другой – «бизнес».
Характер руководства отличается стремлением к росту, сбалансированным с устойчивостью, социальной ответственностью, интересами различных групп заинтересованных сторон и акцентом на интенсивное увеличение цены компании в интересах акционеров, а также на получение максимально возможной отдачи от инвестиций.

BS: За год под Вашим руководством агрокомпании AgroGeneration удалось достичь впечатляющих результатов. Что способствовало тому, чтобы за короткий срок компания смогла продемонстрировать столь высокие производственные и финансовые показатели?

CБ: В начале 2020 года, перед назначением меня СЕО, Совет директоров компании поставил достаточно амбициозные цели топ-менеджменту по оптимизации деятельности агрокомпании на всех уровнях. Фактически все эти задачи были выполнены, частично вы увидели результаты в этом году, они отображены в нашем официальном релизе и опубликованной отчетности, частично они будут продемонстрированы в 2021 году. Полный эффект будет отражен в финансовых результатах 2021 года.

Прошлый аграрный год был благоприятным для пшеницы. По этой культуре мы получили урожайность на 4% выше, чем планировали, то есть это примерно на 18% больше, чем в среднем по Украине, а также мы получили значительно лучшее качество пшеницы: больший процент продовольственной пшеницы и меньший процент фуражной пшеницы, и это тоже повлияло на наш результат.

Что касается подсолнечника, то его урожайность в AgroGeneration в 2020 году была не очень хорошей, как и в других компаниях сектора, но, недобор по  урожайности был значительно компенсирован ценами, сложившимися на рынке.

Кроме того, усилиями коллектива нашей компании была проведена оптимизация затрат как на уровне производства, так и на уровне корпоративного центра и во Франции, и на Кипре, и в Украине. Если говорить об оптимизации административных расходов, то мы провели детальный анализ всех затрат по каждой статье – от содержания офисов, до расходов, связанных с публичностью нашей компании. Те, кто следит за развитием нашей компании, знает, что мы изменили адреса наших офисов в Киеве, в Париже, значительно оптимизировали затраты на офис в Харькове. Мы изменили аудитора. Сейчас мы работаем с новым аудитором, компанией BDO, который проводит аудит и во Франции, и в Украине. Смена аудитора также поспособствовала оптимизации затрат.

На уровне производства за год было сделано тоже очень много. Это в первую очередь оптимизация технологий, оптимизация инфраструктуры компании. Все выше обозначенные инициативы дали примерно 15%-ую экономию на уровне производства и 50%-ую – на уровне корпоративного центра. В абсолютных цифрах – это ощутимые экономии.

Все эти оптимизации и улучшения стали возможны благодаря слаженной работе корпоративного центра, хозяйств и поддержке Совета директоров. Это позволило нам получить 19.5 млн. евро ЕBITDA, по сравнению с 2019 годом, когда эта цифра была отрицательная - 1.2 млн. евро. Кроме того, мы закончили год с чистой прибылью в 2.6 млн евро.

BS: Повлиял ли на работу агрокомпании коронакризис? На сколько удалось адаптироваться к новым реалиям?

СБ: Можно говорить, что коронакризис не оказал существенного влияния на агробизнес в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе определенное влияние будет, и мы будем мониторить и оценивать его. Что касается действий нашей компании, сразу после начала карантина мы оценили это явление, как долгосрочное. И начали работать с нашими коллективами так, чтобы люди ограничивали выход в офисы.

Даже сейчас, когда наша страна в зеленой зоне. Но, по моим личным наблюдениям, почти такая же ситуация была в феврале, перед следующей волной в марте. Возможно, будет еще одна волна, поэтому мы стараемся максимально ограничить присутствие людей в офисе. Мы проводим регулярные тестирования сотрудников, это и ПЦР и другие лабораторные исследования. Теперь в нашем бюджете, кроме покупки средств защиты растений, заложено и приобретение средств защиты людей: маски, санитайзеры и так далее. Хочу отметить, что в 2020 году большого влияния на деятельность компании коронавирус не оказал. Компания работала в необычном режиме, но все полевые работы были выполнены вовремя.

Мы были уже готовы к дистанционной работы, так как часть нашего коллектива находится в Париже, часть Совета директоров – в США, наш корпоративный центр – в Киеве и Харькове, а хозяйства – в районных центрах. Мы и до перехода на дистанционную работу использовали онлайн платформы для коммуникаций. Для нас это просто увеличило процент онлайнового общения, но это уже было естественно и привычно.

BS: Новый аграрный сезон имеет свои особенности, какие из них могут создать риск для развития бизнеса? 

СБ: Весна в этом году характеризовалась задержкой тепла, поэтому мы вынуждены были задержать посевную, но уложились в агрономические сроки. По Харьковской области достаточно много осадков, и это дает надежду, что текущий год будет неплохим. Особенно на юге, где долгое время ощущался существенный недостаток влаги.

Весна в этом году характеризовалась задержкой тепла

Но есть и определенные риски, связанные с заболеваниями растений из-за обилия влаги. И поэтому мы решили проводить дополнительный обработку СЗР наших посевов, потому что мы хотим вырастить не только больший урожай, но и качественный. В целом состояние посевов можно оценить, как хорошее. Но сейчас очень критический момент, когда необходимо мгновенно реагировать на появление болезней и вредителей, чтобы не потерять не только количество, но и качество урожая.

Мы обеспечены топливом, удобрениями и всей техникой, необходимой для полевых работ. В начале этого года обновили парк наших опрыскивателей – купили пять новых, а также почвообрабатывающую технику. В дальнейших планах – продолжать обновление парка техники. Но планирование этих расходов будет зависеть от результатов текущего года.

Есть в компании и дроны. Пока мы не используем беспилотники для обработки наших посевов, но используем для того, чтобы определять точные координаты наших полей. 

Отдел, который занимается обмерами земли, активно их использует. По дронам есть много вопросов по весу, который они могут переносить, поэтому их сравнение с классическими уже зарубежными опрыскивателями пока не в пользу беспилотных технологий. Но я не исключаю, что в будущем технологии дронов будут развиваться, и мы будем обрабатывать поля с помощью этой техники.

BS: Сейчас специализация компании – растениеводство. Какие культуры, кроме упомянутых: пшеницы и подсолнечника, выращиваете? Почему?

СБ: Пшеницу и подсолнечник мы выбрали основными культурами не случайно. Во-первых, последние четыре года характеризовались засухами в Харьковской области. Эти засухи были в разное время года, но они были регулярными.

Этот год немного отличается, и надеемся, что он будет лучше, чем предыдущие годы, но сейчас нам пришлось заново переоценить наши подходы к производству и риски. Потому что чем больше финансовых затрат на производство, тем больше рисков потерь вследствие засухи. Мы выбрали наиболее приспособленные к уменьшению влаги в нашем регионе культуры – пшеницу и подсолнечник, та же кукуруза из-за нехватки влаги много теряет в урожайности. Кроме того, эти две культуры требуют сбалансированную нагрузку на оборотные средства. То есть стоимость выращивания этих культур дешевле, чем той же кукурузы. Поэтому, учитывая климатические особенности Харьковской области, в которых регион находился последние 4 года, пока эти культуры являются основными, хотя на следующий год (прим. – урожай 2022), в случае изменения климата, будем пересматривать карту культур.

Агробизнес – с одной стороны «агро», но с другой – «бизнес». Наши агрономические технологии влияют на экономику компании в целом.
Учитывая погодные риски, мы выбрали такие гибриды, которые максимально приспособлены к неинтенсивному производству, с тем, чтобы в случае наступления рисков минимизировать потери. 

Пшеница, которую мы выращиваем, – это семена украинской селекции. Подсолнечник – это гибриды иностранные. Но мы постоянно экспериментируем, испытываем новые сорта, новые селекции, чтобы выбрать лучшие.

Изменения происходят не только в климате, а в ценах на удобрения, в ценах на нашу продукцию, например горох, который мы активно выращивали в Харьковской области. Он перестал быть экономически привлекательным, потому что Индия, которая была основным покупателем этой культуры на аграрном мировом рынке, сейчас ограничивает импорт. С другой стороны, если появится спрос, мы легко вернемся к выращиванию бобовых культур.

BS: Каковы перспективы развития компании на 2022-2023 годы, какую стратегию вы выбрали?

СБ: Мы запланировали экспериментальное внедрение технологии No-till в одном из хозяйств, и если мы увидим эффект, то будем распространять эту технологию и в других агрофирмах, конечно, если это будет экономически интересно.

Рассматриваем мы также введение системы дождевания или капельной влаги для засушливых районов. Это может дать большой положительный эффект в выращивании культур. Потому что почвы по качеству в Харьковской области очень хорошие, и, если компенсировать недостаток влаги, то потенциал будет увеличен. Что касается прикладной стороны, то следует отметить, что эта технология требует больших инвестиций. И пока не определены права на землю, аграрии вряд ли будут вкладывать большие средства в орошение. Поэтому мы будем смотреть, как будет развиваться рынок земли, и дальше воплощать те или иные технологии.

В ближайшей перспективе агрокомпания будет заниматься только выращиванием культур. Потому что любая вертикальная интеграция имеет свои положительные и отрицательные стороны. Мы являемся экспертами в выращивании культур и будем заниматься тем, в чем хорошо разбираемся.

У аграриев есть два риска – погода и мировые цены. Внутренний украинский рынок связан с мировым рынком, в связи с экспортом продукции.

Сейчас украинские аграрии проигрывают аграриям из стран Западной Европы, по урожайности. Но надо иметь в виду, что в европейских странах правительство предоставляет дотации аграриям. Таким образом, государство берет на себя часть природных рисков. Если аграрий получит меньший урожай, или потеряет его, то государство возместит ему потери. В нашей стране этого, к сожалению, нет, поэтому фермеры и аграрии рассчитывают только на себя и считают свою экономику. Все хотят получать высокие урожаи, но надо понимать цену этих урожаев. И, именно правильный баланс урожайности и затрат на эту урожайность, на семена и удобрения, дает максимальную экономическую эффективность. Хочется получать большие урожаи, но этот вопрос связан с экономикой и рисками. И так как мы можем управлять этими рисками, мы можем эффективно работать.

Связанные теги: