Вадим Галайчук, партнер Hillmont Partners: «Репутация компании — это сумма репутаций каждого сотрудника»

Характер подобен дереву, а репутация — его тени.

Мы заботимся о тени, но на самом деле надо думать о дереве.

Авраам Линкольн, 16-й президент США

С тех пор как рынок перестал работать по принципу «свой-чужой» и перерос в фазу «коммерческие преимущества», репутация стала одним из ключевых критериев, подтверждающих доброе имя компании, нематериальным активом, который напрямую влияет на ее стоимость. В чем же причина столь знакового восприятия достаточно абстрактного элемента?

Репутацию невозможно купить или присвоить — ее можно только заслужить качественной и добросовестной многолетней работой. Однако бывают и исключения из правил… Как же создать репутацию надежной и стабильной юридической компании всего за год, в эксклюзивном интервью для BrandStory поведал Вадим Галайчук, партнер Hillmont Partners.

 

— Вашей компании нет еще года, при этом имя Hillmont уже имеет надежную репутацию как среди профессионального окружения, так и среди клиентов… В чем секрет успеха?

— Вы знаете, в тот момент, когда мы с партнерами — Сергеем Нижним и Джеймсом Хартом — создавали концепцию и стратегию развития нашей компании, мы понимали, что репутация для консалтинговой юридической фирмы — один из основных активов. А главной составляющей этого актива являются положительные рекомендации клиентов. В бизнесе услуг все просто: если ты наработал достаточно позитивных откликов — у тебя есть перспектива, а если нет, то увы… Конечно, каждый из нас, в силу определенного опыта, уже имел позитивные отклики клиентов, но… Компания Hillmont в силу своей молодости не может иметь репутации, она была основана 14 сентября 2016 года. Поэтому мы выбрали иной путь — путь компании с «человеческим лицом», где каждый игрок команды является залогом образа компании. Репутация компании — это сумма репутаций каждого сотрудника.

— Как правило, юридические фирмы называют в честь основателей. Что означает имя «Hillmont»?

— Когда мы давали имя компании, то хотели уйти от стандартов… И Джеймс (партнер. — Ред.) предложил слово «Hillmont». Оно ничего не означает, это как-то связано с воспоминаниями из его детства… Просто фонетически созвучное слово.

 На самом деле клиента редко интересует имя компании — клиенту важнее результат, который обеспечивает непосредственно юрист.

В моей практике было достаточно много случаев, когда клиенты уходили от крупных и сильных международных компаний к нам, потому что не получали желаемого результата. Причин может быть много: возможно, их дело попадало к перегруженному делами юристу или юрист не понимал потребностей клиента… Но в итоге, и репутация компании как крупной международной не помогала.

— То есть каждый из юристов, которые сейчас работают в Hillmont, привел за собой клиентов, и это послужило хорошим стартом?

— Большинство клиентов уходят вместе с юристом, это правда. Дело не в старте. Наша компания ценна для клиента — культурой и стандартами, которые мы внедряем. Наша миссия — улучшить качество правосудия и юстиции в Украине. И это не громкие слова — это наша цель.

Необходимость создать Hillmont возникла не на пустом месте. Мы с партнерами сотрудничали очень давно. Джеймс, например, работал топ-менеджером в разных компаниях, и когда у него возникали проблемы в бизнесе, он не понимал, почему в Украине вопросы, находящиеся в юридической плоскости, решаются в основном через откаты…

Читайте также: Вера Платонова, гендиректор Mastercard: «Украина идет по сценарию развития cashless-экономики»

Читайте также: Андрей Кашпур: «В современном мире… врать экономически не выгодно. Тем более так неумело, как это делают украинские политики»

Я и мои партнеры глубоко убеждены, что так не может продолжаться вечно и что у нас есть возможность изменить этот порочный круг. Вопреки всеобщему мнению, честным путем выигрывается очень много дел… Как правило, нашими клиентами становятся компании, у которых аллергия на тему взяток.

— Значит, ваши клиенты — в основном иностранные компании?

— В большей степени. Но не потому, что они такие благородные — у них так система выстроена. Один наш клиент, представитель американской компании в Украине, попал в скандал, когда выяснилось, что топы платили взятки за возврат НДС. Этот скандал стал публичным и попал в прессу. В США заплатили многомиллионный штраф за то, что произошло в Украине.

Для них это не просто высокоморальные стандарты — это денежно наказуемые последствия. Поэтому, когда ты получаешь клиентов, которые говорят:

«За нас решать не надо! А если вы начнете решать — мы сменим фирму» — это наши клиенты. Но для таких клиентов нужно предлагать кое-что другое — это качественные услуги.

Конечно, есть риск проиграть дело потому, что вторая сторона будет платить взятки. Но нас как раз и наняли, чтобы мы выиграли по букве закона.

— Для создания имени компании вы не думали пойти по пути «Моор&Кросондович»: одно политическое громкое выигрышное дело — и репутация победителя в кармане?

— Да, «Моор&Кросондович» в 2004 году защищала интересы Виктора Ющенко в суде — и выиграла (дело «Ющенко против ЦИК». — Ред.). Мы много работали над получением такого результата. Скоро будут выборы — может, и повезет (улыбается).

— Что нужно сделать, чтобы стать защитником интересов будущего президента Украины?

— Работать в штабе меня пригласил мой друг Николай Катеринчук, который в то время возглавлял юридический департамент в штабе Виктора Андреевича. Вы знаете, я до сих пор помню эти настроения… Это был 2003 год, я оставил спокойную работу в американской грантовой компании и хорошую зарплату. Я пошел работать в режиме день и ночь, причем в этом режиме мы работали полтора года за гораздо меньшие деньги… Это был реальный патриотизм и желание что-то изменить.

Компания «Моор&Кросондович» курировала много вопросов, относящихся к политической сфере: партии, выборы, политики. И в рамках этого направления мы много получали запросов на оказание бесплатной юридической помощи пенсионерам, социально незащищенным людям. Конечно, мы ничего не зарабатывали на этом, но помогали с удовольствием. Как правило, такие дела дают результат в виде удовлетворенности, который юрист испытывает не часто. Конечно, когда ты выигрываешь дело, ты всегда счастлив, а если тебе хорошо заплатили — ты счастлив вдвойне. Но когда восстанавливается справедливость, в прямом смысле этого слова, когда ты помогаешь людям вернуть квартиру или имущество и видишь, как люди искренне плачут от счастья — ты чувствуешь, что делаешь что-то важное и нужное. Наши молодые юристы, которых мы постоянно вовлекаем в такие проекты, переосмысливают само понятие юридической профессии и глубже осознают то, что может и должен делать юрист на самом деле.

— Компания Hillmont Partners делает добрые дела?

— Конечно. Правда, мы пошли немного дальше бесплатных консультаций. Компания участвует в общественно значимых проектах, мы регулярно работаем с законопроектами, в то время как делать это бесплатно хотят не многие юристы.

— Насколько тесно юридические компании связаны с GR?

— Очень тесно. За счет старых знакомств и понимания того, как работает система, мы можем очень быстро получить доступ к государственным чиновникам высокого ранга. Мы постоянно работаем над поддержанием и созданием новых связей. Почему?

Потому что невозможно качественно помочь клиенту, не понимая сути его проблемы. Суть его проблемы не в том, что написано в документах или в решении суда. Суть его проблемы в том, что народный депутат «N» захотел его бизнес.

Чтобы понять, зачем народному депутату «N» бизнес нашего клиента, нужно разобраться: кто такой депутат «N», откуда пришел, его связи, с какой целью он хочет отобрать бизнес и пр. Поэтому, конечно, недостаточно почитать юридические документы и переговорить с депутатом — нужно копнуть гораздо глубже и получить гораздо больше информации, чем это кажется на первый взгляд. Это один аспект.

Другой аспект. Например, когда крупные клиенты хотят понимать, как развивать бизнес с точки зрения стратегии, они в том числе хотят знать, что в принципе высокие чиновники думают, например, о развитии солнечной энергетики в Украине, если развитие этого бизнеса повлияет на тарифы, как сложится дальнейшее развитие этого бизнеса… Для этого нужно участвовать в более доверительных разговорах, чтобы дать рекомендации клиенту, чего же ожидать от правительства в данном направлении.

Беседовала: Ирина Наконечная

Источник: brandstory.com.ua

 

Возможно вам интересно: 

Читайте также: Как создать сильный персональный бренд: 15 рекомендаций, которые стоит применить

Читайте такжеИгорь Поночевный: Цена, которую платит наше сознание за фильтрацию огромного информационного потока

Читайте также: 12 сенсационных изобретений: лифт, презерватив и многое другое

Читайте также:  Стратегии создания имиджа привлекательного работодателя Shell

 

 

Также интересное в рубрике «Игроки рынка»: 

Сооснователь «Новой почты» Владимир Поперешнюк: Нам нужен свой авиапарк

«Нам нужен свой авиапарк как для оперативной доставки отправлений из США и Китая, так и для…

Андрей Кашпур: Интереснее придумать своё будущее, чем угадывать какое чужое будущее придумали для тебя

Мы сегодня много говорим о том, какое будущее ждет Украину: строим гипотезы исходя из реалий;…

 

Наталья Бужинецкая: Идея сейчас приобретает реальную ценность

Мир меняется с невероятной скоростью… Естественно, что каждого из нас, человека мыслящего,…