Senstone: Нас оценивают в 7 миллионов долларов

Создатель девайса Senstone Назар Федорчук рассказал о планах стартапа и о том, как его оценивают инвесторы

Назар Федорчук (фото — Facebook)

Нашумевший украинский IoT-стартап Senstone недавно собрал на Kickstarter $300 000 при требуемых $50 000. Это устройство в виде кулона на шею, способное переводить голос в текст. Он преобразовывает голосовую запись в текст с точностью до 97% и поддерживает 12 языков. Модуль памяти позволяет ему вести запись разговоров в течение 2,5 часов. На Kickstarter его поддержал деньгами главред знаменитого техноблога TechCrunch Europe Майк Бутчер.

LIGA.net взяла блиц-интервью у создателя девайса Senstone Назаром Федорчуком и узнала, какие у стартапа дальнейшие планы, как на него смотрят инвесторы и не был ли ход Бутчера пиаром.

— Как вам пришла идея кулона? Почему решили его создать?

Идея пришла мне где-то 2,5 года назад. Я тогда работал на проекте Департамента Юстиций США при посольстве в Украине. У нас была достаточно креативная работа, мы создавали ивенты, которые были связаны с продвижением реформ в Украине. И у меня была проблема: я забывал идеи и упускал мелкие вещи. И я задумался, как можно ее решить. Однажды я подумал, почему бы не создать что-то простое в виде броши или кнопочки, которая находится близко к тебе. Ты просто нажимаешь кнопку и говоришь то, что тебе нужно. После этого я начал узнавать, насколько сложно воплотить идею в жизнь.

— А почему именно кулон?

Это наиболее легкий способ поместить девайс как можно ближе ко рту. Он хорошо слышит на расстоянии 20 см. Если он на одежде, то может упасть. Кулон надежнее.

— Вы его сами разрабатывали или вам помогали?

Сделать дизайн нам помогало дизайнерское бюро. А так, у нас есть команда своих разработчиков. И даже человек, который разбирается в механическом дизайне: он решает, как должна быть установлена батарея, чтобы девайс легко собирался и разбирался, как кулон должен открываться, чтобы было удобно. У нас три офиса: два в Киеве и один во Львове. Всего нас 8 человек.

— А технологию перевода голоса в текст вы сами разрабатывали или позаимствовали чью-то?

Мы свою не делали. Протестировали более 20 систем распознавания голоса и выбрали самую качественную. Так что сама функция speech to text принадлежит не нам.

— В чем особенность девайса? Есть много программ, способных перевести голос в текст.

Для того, чтобы «пообщаться» с нашим девайсом человеку не нужно заходить в смартфон. Следовательно, он не станет отвлекаться на другие вещи. В его основе лежит Bluetooth low energy технология. Он также распознает паузы в речи человека, чтобы экономить заряд батареи. И он может делать записи, находясь оффлайн.

— А вы патентировали свою разработку?

Это очень длительный и дорогостоящий процесс, особенно на территории США. Мы сейчас подали заявление на два патента на изобретение. Пока планируем только в США. В Украине мы подали заявку только на торговую марку.

— Какие языки он поддерживает?

Сейчас он понимает 12 языков. Кроме английского, он поддерживает немецкий, итальянский, японский, два варианта китайского, арабский, французский, украинский, русский, польский и еще пару языков. Но мы будем дальше добавлять языки. Например, проанализировав бекеров с Kickstarter, мы обнаружили много заказов из Сингапура. Будем думать, как подстроиться под местных потребителей. В основном заказы поступали из Америки и англоязычных стран — 90% всех заказов.

Читайте также:  Директор Startup Amsterdam о том, как Украине стать мировым стартап-центром

— Делает ли он ошибки?

Почти нет. Но были разные случаи. Например, мы давали гаджет на тест журналистам в США и Британии. И одна журналистка написала в обзоре, что девайс распознал Senstone как Sandstone. Это довольно иронично, ведь других ошибок он не делал.

— На какие деньги живут ваши офисы?

Когда я только начинал проект, то вкладывал свои деньги. А в июле 2016 года подключился мой партнер и IoT Hub инвестировал деньги. Это дало нам возможность закончить прототип. Он был дорогостоящим. Один прототип стоит примерно в 10 раз больше, чем продукт, который выпущен на фабрике массового производства.

— А где у вас будет производство? Где будете собирать все заказанные кулоны?

Мы еще думаем. У нас есть несколько вариантов. Ориентируемся на заводы, у которых есть опыт создания вещей, которые люди носят на себе (wearabled). Например, часов. Сейчас мы ведем переговоры с китайскими заводами. Но география не так важна. Я сейчас буду встречаться с американским Jabil. Это солидный и недешевый производитель. Но нам важно не спешить и хорошо сделать продукт. Особенно первый девайс, который получат люди.

— Есть ли планы по продажам? Не получится ли это одноразовый продукт?

Каждая компания старается раз в год обновлять свой продукт. Я не берусь прогнозировать продажи. Пока у нас три больших рынка: райтеры, туристы, медики. Доктора же часто записывают информацию о пациентах, делая обход, но могут же просто надиктовывать ее.

— Были ли уже предложения от инвесторов? Как вас оценивают?

Да, к нам обращались инвесторы. Мы пока думаем. Оценка стартапа — вещь субъективная. Но по моим наблюдениям, стартапы нашего уровня в США оценивают от $3 до $10 млн. Бывает, стартап без продукта оценивают выше. Некоторые инвесторы в Долине говорили мне, что для них идеальный вариант оценки — это $7 млн.

Поднять некоторые инвестиции мы бы хотели еще в ближайшие полгода. Так, чтобы запланировать развитие до конца 2018 года: расширение команды, развитие новых продуктов, выход на новые рынки.

— Одним из ваших бекеров на Kickstarter был главред издания TechCrunch. Вы как-то договорились с ним? Это был ваш PR-ход?

Он сам это сделал. Я познакомился с ним бегло на вечеринке в Сан-Франциско. Мы только пожали друг другу руки и все. Но уже в последние дни кампании на Kickstarter он вложил деньги и решил написать об этом у себя на страничке в Facebook.

Автор: Мария Ксендзик
Источник: ЛIГАБiзнесIнформ